Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Законодатели прорабатывают нормативные требования к электронным сигаретам, нагреваемому табаку и другой никотинсодержащей продукции. Но некоторые инициативы вызывают вопросы. Например, закрепление требований по концентрации никотина в законе противоречит порядку принятия норм технического регулирования. Также предлагается запретить оборот подобной продукции с середины 2023 года, если к тому моменту не будет технического регламента. Законно ли это, рассуждает Павел Барышников, адвокат, к. ю. н.

Сейчас идет работа над будущим регулированием никотинсодержащей продукции (электронных систем доставки никотина, нагреваемого табака и др.). Соответствующее регулирование предлагается добавить в Федеральный закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» и другие нормативные акты. Сейчас законопроект № 119575-7 готовится ко второму чтению и активно обсуждается на экспертных площадках. О ходе работы над законопроектом ранее писала «Российская газета».

Одним из вопросов, поднятых в ходе работы над законопроектом, является проблема закрепления обязательных требований к продукции. Никотинсодержащая продукция содержит никотин и не является безвредной, поэтому вопрос обеспечения ее безопасности стоит достаточно остро. В связи с этим законопроект предлагается дополнить рядом положений, затрагивающих вопросы технического регулирования.

Вместе с тем некоторые из предлагаемых законопроектом положений вызывают серьезные замечания. Среди них – предложения:

    закрепить требования по концентрации никотина непосредственно в Федеральном законе «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака»;установить запрет на оборот никотинсодержащей продукции с 1 июля 2023 года, если к этому моменту не будет принят соответствующий технический регламент.

Разберем, в чем спорность этих инициатив.

Закрепление требований к составу продукции не в техническом регламенте

Требования по концентрации никотина являются нормой технического регулирования. Вопросы его разработки и принятия установлены в Федеральном законе «О техническом регулировании». Положения данного закона предполагают, что обязательные требования к продукции и другие нормы технического регулирования должны включаться в технические регламенты (п. 3 ст. 7). Сосредоточение обязательных требований в технических регламентах обосновывается тем, что это обеспечивает высокий уровень проработки таких норм.

Нормативно установлено, что проекты технических регламентов проходят многоступенчатую процедуру обсуждения и экспертную оценку (раздел II Порядка разработки технических регламентов ЕАЭС, утв. решением Совета ЕЭК от 20 июня 2012 года № 48, ст. 9 Федерального закона «О техническом регулировании»). Следовательно, в существующей системе регулирования нормы о концентрации никотина должны быть проработаны в рамках проекта соответствующего технического регламента.

Вместо этого требование по концентрации предлагается включить непосредственно в Федеральный закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Такой вариант является более быстрым, но он не только противоречит установленному порядку принятия норм технического регулирования, но и может привести к закреплению необоснованных норм.

Поправки к законопроекту предлагают ввести запрет на продажу никотинсодержащих жидкостей с концентрацией никотина выше 20 мг/мл. Насколько можно судить, данная норма является заимствованием опыта Европейского союза. Аналогичная максимальная концентрация никотина предусмотрена в Директиве № 2014/40/EU Европейского парламента и Совета Европейского союза от 03.04.2014.

Законодательство Госдума приравняла вейпы к обычным сигаретам

Однако подход Европейского союза не является единственно возможным. Из обзора типичных вариантов регулирования электронных систем доставки никотина, недавно опубликованного Европейским региональным бюро ВОЗ, следует, что в некоторых зарубежных странах применяются иные подходы. Например, существенно более высокий уровень концентрации никотина в 66 мг/мл установлен в Канаде, продукты с концентрацией 59–60 мг/мл никотина широко распространены в США. Также подход Европейского союза критикуется, потому что не учитывает данные последних научных исследований.

Простое копирование нормы не решает проблем обеспечения безопасности всех видов данной продукции, а также создает необоснованное ограничение конкуренции на рынке никотинсодержащей продукции. Предлагаемая к заимствованию норма вводит ограничения только для никотинсодержащих жидкостей, которые используются в основном в электронных системах доставки никотина. Вместе с тем остальная никотинсодержащая продукция (например, нагреваемый табак) под такие ограничения не подпадает. Следовательно, необходима разработка более универсальных требований к содержанию никотина в никотинсодержащей продукции, которые будут учитывать все существующие виды этой продукции.

Существуют и другие вопросы, которые необходимо решить в связи с введением требования о максимальной концентрации никотина. Например, вопрос о допустимой погрешности при измерении уровня никотина в жидкости. ГОСТ Р 58109-2018 на жидкости для электронных систем доставки никотина допускает интервал в 20%. Однако сейчас законопроект этот вопрос никак не оговаривает, что создает риски изъятия продукции из-за технической погрешности.

Таким образом, нормы о концентрации никотина должны пройти экспертную оценку в рамках работы над техническим регламентом по установленной процедуре. Возможно, это будет более длительный процесс, но он позволит принять наиболее оптимальное на данный момент регулирование.

Запрет продукции из-за отсутствия обязательных требований к ней 

Законопроект предлагается дополнить положением о том, что с 1 июля 2023 года не допускается выпуск никотиносодержащей продукции, к которой не установлены обязательные требования, правила идентификации, формы, схемы и процедуры оценки соответствия. Эта норма предполагает, что никотинсодержащая продукция будет запрещена, если к указанной дате не будет принят соответствующий технический регламент. Такой подход представляется некорректным, так как он противоречит логике технического регулирования. Оно предполагает, что ограничиваться должна продукция, которая не соответствует обязательным требованиям, а не продукция, к которой такие требования не установлены.

Таким образом, положения законопроекта, касающиеся установления обязательных требований к продукции, вызывают существенные вопросы. Нет сомнения, что такие требования должны быть введены, но это должно быть сделано в соответствии с процедурой принятия норм технического регулирования, установленной законодательством РФ и правом ЕАЭС.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий