Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

На днях стало известно, что миллиардер Олег Дерипаска выиграл процесс против бывшего главы ВЭБа Владимира Чернухина. Тот требовал заключить олигарха в тюрьму за неуважение к суду. Но Высокий суд Англии и Уэльса решил, что обвинения беспочвенны. Кроме того, он жестко раскритиковал представителей истца — юристов уважаемой международной юрфирмы Clifford Chance. Они утаивали правду, вводили в суд в заблуждение и не раскрыли доказательства полно и честно, как это требуется в англосаксонской системе.

17 июля Высокий суд Англии и Уэльса вынес решение по делу бывшего главы ВЭБа Владимира Чернухина против миллиардера Олега Дерипаски о неуважении к суду. За это Чернухин требовал отправить предпринимателя в тюрьму. А сторона ответчика объясняла иск «личной неприязнью» и предложила его рассматривать как «злоупотребление процессом». 

По версии истца, неуважение к суду проявилось в том, что оппонент нарушил обязательство не распоряжаться акциями энергетической компании EN+, которые обеспечивали предыдущий иск Чернухина к Дерипаске. Его экс-глава ВЭБа выиграл в феврале 2020 года. Предметом спора были 50% «Трехгорной мануфактуры». Ими Чернухин поначалу владел через гражданскую жену Лолиту Данилину из-за законодательных ограничений. Дерипаска пытался признать, что Данилина была настоящим собственником, но безуспешно. Высокий суд Лондона признал Чернухина реальным владельцем компании, а Данилину – «номиналом», и обязал Дерипаску выплатить бывшему партнеру $95,2 млн компенсации стоимости доли. Исполнение этого решения и обеспечивали акции EN+ на сумму $236 млн. 

Дерипаска заплатил деньги, но еще он вывел компанию EN+ из юрисдикции английского острова Джерси в Россию. И это стало основанием для нового иска Чернухина. Он утверждал, что Дерипаска именно распорядился ценными бумагами, которые ему запрещено было трогать. Он «лишил акции, зарегистрированные на Джерси, ценности», заявил истец (здесь и далее – цитаты по тексту решения).  

Сторона ответчика отрицала обвинения и заявляла о личной неприязни оппонента, а также о том, что если нарушение и было – оно носило технический характер. Иск в любом случае несоразмерен нарушению и последствиям.

Переезд и новая компания

Судья Эндрю Бейкер занял сторону Дерипаски и признал, что иск был подан из мести и желания причинить вред. В своем решении Бейкер сделал ряд жестких замечаний представителям Чернухина, в первую очередь – партнеру Clifford Chance Мари Берар. Главным образом критика связана с поведением Чернухина и его представителей в суде Джерси, где они надеялись помешать переводу EN+ в в российскую юрисдикцию. Для этого они убеждали суд, что это незаконно и повредит имущественным интересам истца. 

Но судья обвинил юристов истца в том, что они фактически вводили суд в заблуждение и не раскрыли доказательства полно и честно. Такая обязанность существует у сторон в англосаксонском процессе. В отличие от континентальной системы, они не могут выбирать, какие доказательства предъявлять суду, и должны раскрыть даже те, которые свидетельствуют против них. Адвокаты в странах общего права, как правило, входят в число «сотрудников суда» (officers of the court): они имеют этические обязательства и должны думать не только об интересах своей стороны, но и об общей справедливости и общем благе.

Эти свои обязанности представители Чернухина не выполнили, судя по решению Бейкера. Главное, о чем они умолчали – это факт, что Чернухин заранее был осведомлен о «переезде» EN+ из Джерси. Он знал и ничего не предпринимал по этому поводу. А Дерипаска был вынужден перевести компанию в другую юрисдикцию из-за санкций. Об этом СМИ предупреждали в 2018 году, а Чернухин пересылал эти статьи своим юристам из Clifford Chance. В декабре 2018-го СМИ обнародовали информацию, что акционеры EN+ одобрили «переезд». Поэтому судья Бейкер признал неправдоподобным утверждение Берар, что Чернухин не знал об этом до мая 2019-го. Более того, в своем решении суд отдельно подчеркнул, что сама партнер Clifford Chance прекрасно знала об этом до мая 2019-го. Тем не менее, она вела себя так, чтобы создать противоположное впечатление. Такое поведение «серьезно вводило суд в заблуждение», и Берар не могла об этом не знать, решил судья Бейкер.

Вопреки заявлению истцов, никакой новой русской компании не появилось, решил судья Бейкер – это прежнее юридическое лицо. Он опроверг и заявление истцов, что передислокация EN+ нанесла ей ущерб. Наоборот, она спасла компанию от негативных последствий, которые ей грозили ввиду санкций, сохранила и увеличила цену акций, говорится в решении. Сами же акции были всегда доступны для продажи, если бы это потребовалось. Поэтому заявители только выиграли бы от той процедуры, которую считают незаконной. Тем не менее, в своем иске они не сказали ни слова о санкциях и вынужденном характере перерегистрации компании.

Против Чернухина говорят и противоречия в показаниях самой Берар. Она уверяла, что «очень важно, где зарегистрированы акции», но в ранее, в июне 2018-го, говорила, что это не имеет значения.

Введение в заблуждение и "нечестная игра"

В общем, истец и его юристы решили «ввести суд в заблуждение, или раскрыть не всю правду, или оба варианта», говорится в решении суда. Так, они не проинформировали, что к делу подключились фирмы Quinn Emanuel и Mishcon de Reya, хотя это необходимо было сделать. В целом, на стадии раскрытия доказательств Clifford Chance не выходили за пределы инструкций от своего клиента, хотя уже были случаи, когда его поведение в суде не вызывало доверия, гласит решение английского суда. 

В нем приводятся и другие примеры поведения юриста Берар. Например, она создавала впечатление, что акции EN+ могли торговаться на Лондонской бирже до передислокации из Джерси, а после – не могли. Но на самом деле они не могли торговаться, и представитель Чернухина об этом прекрасно знала. «Не думаю, что Берар имела намерение ввести суд в заблуждение, — рассуждает Бейкер. – Это могли быть, как она сама сказала, «расплывчатые формулировки». Но это были «расплывчатые формулировки» в показаниях под присягой в деле, где человек мог потерять свободу. Как отметил судья, в случае, когда частное лицо требует тюрьмы для своего противника по обвинению в неуважении суду, высокие стандарты поведения не просто желательны, а даже необходимы, чтобы процесс был честным. «Думаю, это не то, что себе представляла юридическая команда истца. Кажется, в этом случае они хотели не подвергнуть противника справедливому суду, а сыграть против него нечестную игру», — рассуждает Бейкер в своем решении. 

В целом, по его мнению, требования истца были агрессивными, несправедливыми и сутяжническими. А сама партнер Clifford Chance «полностью потеряла объективность» и вела себя так, будто не понимала разницу между свидетелем, квази-прокурором и адвокатом. 

Придя к таким выводам, Бейкер отказал Чернухину в требованиях наказать ответчика за неуважение к суду и постановил, что Дерипаска не нарушал никаких обязательств перед истцами. 

"Не очень часто судьи критикуют юристов за введение суда в заблуждение в подобной манере," — комментирует один из представителей Дерипаски Энди Макрегор. — Хотя судья не пришел к прямому выводу, что госпожа Берар вела себя нечестно, он очевидно уверился в том, что ее доказательства оказались значительно ниже стандарта «сотрудников суда» (officers of the court)". По словам Макгрегора, в итоге именно суд Джерси решит, нарушено ли обязательство, но судья Эндрю Бэйкер ясно дал понять, что обеспокоен тем, какие доказательства представляются.

Макрегор отказался комментировать вопрос, будут ли Берар ждать какие-либо юридические или репутационные последствия после такой критики со стороны судьи.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий