Иллюстрация: Право.Ru/Оксана Острогорская

Предприниматель и депутат местного заксобрания довел свой бизнес до банкротства. Суд разрешил привлечь его к субсидиарной ответственности, но вышестоящие инстанции это решение отменили, потому что кредиторы не смогли доказать причастность бизнесмена к выводу активов из подконтрольной ему фирмы. Теперь в споре разобрался Верховный суд. На заседании представитель депутата требовал предъявить доказательства причастности доверителя к выводу средств. А его оппонент возражал: «Конечно, письменных распоряжений он не мог давать». Судьи экономколлегии выслушали их и приняли решение.

В 2014 году Сергей Головачев, депутат Заксобрания Омской области, бизнесмен, учредил «Торгово-закупочную компанию «Синергия», которая занималась оптовой торговлей мясом и другой деятельностью в сфере сельского хозяйства. В конце 2014 года он переоформил компанию на подконтрольное АО «Группа Синергия». Через несколько лет фирмы начали испытывать финансовые трудности, а в 2017 торгово-закупочную компанию признали банкротом (дело № А46-10739/2017). Согласно данным Casebook, общая сумма требований – порядка 276 млн руб.

Денег в конкурсной массе не хватало, поэтому кредиторы решили пополнить ее за счет Головачева. Общество «Де Хес» обратилось в суд с заявлением о привлечении депутата к субсидиарной ответственности. Кредиторы обвинили Головачева в том, что именно он довел подконтрольное общество до критического состояния.

Практика Верховный суд одобрил «субсидиарку» для теневого бенефициара

Арбитражный суд Омской области с этим согласился. Первая инстанция установила, что в результате контролирующего влияния Головачева на руководство «Синергии» она заключила несколько подозрительных сделок по выводу денег со счетов. В общей сложности было выведено порядка 400 млн руб., что и привело общество к банкротству. 

При этом схемы по выводу денег не были сложными. Примерно половину «Торгово-закупочная компания «Синергия» направила напрямую на счета материнской «Группы Синергия». А еще подконтрольное Головачеву общество перевело 30 млн руб. прямо на его счет и погасило несколько его долгов перед кредиторами.

Суд пришел к выводу: Головачев создал и поддерживал в «Синергии» такую систему управления, которая изначально была нацелена на «систематическое извлечение выгоды» другими членами холдинга во вред должнику и его кредиторам.

Бремя доказывания

Дело пересмотрели в апелляции. По мнению 8-го ААС, кредитор не предоставил доказательств, что заведомо невыгодные сделки совершались с одобрения Головачева. Кроме того, кредитор не провел «системное исследование отношений, сложившихся между должником и другими членами группы лиц», а также не предоставил суду письменного анализа, как сделки повлияли на результат финансово-хозяйственной деятельности «Синергии». 

Практика ВС объяснил, почему субсидиарная ответственность передаётся по наследству

Также, по мнению апелляционного суда, совершенные в пользу самого Головачева сделки не прошли тест на критерий существенности применительно к масштабам деятельности должника. Проще говоря, их цена была слишком мала, чтобы привлечь депутата к «субсидиарке».

С этими выводами согласился суд округа. Тогда другой кредитор должника, Россельхозбанк, обратился в Верховный суд. В своей жалобе он указал, что суды неправильно распределили бремя доказывания. Кредитор настаивает: суды не могли и не должны были применять по отношению к нему повышенный стандарт доказывания. Ведь именно Головачев должен был опровергнуть те доводы, которые привел кредитор в обоснование необходимости привлечь его к ответственности, но этого не сделал.

«В соответствии со сложившейся судебной практикой для целей привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности независимому кредитору достаточно представить согласующиеся между собой косвенные доказательства указанных фактов», – указал в жалобе заявитель.

Смещение акцентов

Суды необоснованно поставили возможность привлечения к субсидиарной ответственности в зависимость от наличия прямых доказательств, заявил юрист Россельхозбанка на заседании в Верховном суде 26 августа.

– При наличии презумпции доведения до банкротства и совокупности косвенных доказательств, – начал юрист.

– Кредиторы со своей задачей справились, – закончил за него председательствующий судья Иван Разумов.

По ходу привлечения остальных руководителей должника к субсидиарной ответственности открывается все больше новых обстоятельств, рассказал Александр Шевелев, юрист общества «32 Зернопродукт» и завода «Вега», других кредиторов. В частности, это новые подробности по сделке о перечислении 173 млн руб. от «Синергии» в «Группу Синергия». «Сейчас уже понятно, что эти деньги были выведены в офшоры и на счет юридической фирмы «Юрфикон», – заявил юрист.

«Имеются вступившие в законную силу решения судов, которые подтверждают, что это был не вывод денежных средств, а исполнение судебных актов, которые были направлены на разрешение вопросов относительно судьбы этих денежных требований», – не согласился Кирилл Войзбун, представитель Головачева.

«Головачев не мог не знать, куда уходят эти деньги, ведь он был главным бенефициаром всей группы. 

Она зарабатывала деньги, которые потом выводились».

Суды неправильно сместили акценты на бремя доказывания, заявил представитель кредиторов. Но даже в этих условиях доказывать причастность или непричастность Головачева к сделкам должен был именно Головачев, а не кредиторы, уверен Шевелев.

Несущественная сделка на 30 млн

Войзбун не отрицал, что Головачев – это контролирующее лицо и конечный бенефициар. «Но надо не забывать: сам статус не означает, что сделки надо автоматически признать совершенными якобы под воздействием контролирующего лица», – продолжил он. Другими словами, статус контролирующего лица должен быть реализован на практике, подчеркнул юрист. Кредиторам неоднократно предлагалось предоставить доказательства непосредственного влияния, но они их предоставить не смогли. «Бремя доказывания было распределено справедливо», – настаивал Войзбун. 

С этим не согласился Шевелев. По его мнению, достать прямые доказательства причастности Головачева к сделкам у кредиторов не выйдет. «В такой небольшой группе компаний, как «Синергия», распоряжения о сделках обычно даются устно. Конечно, он не оставлял письменных распоряжений, это понятно», – заявил представитель кредиторов.

Практика ВС подтвердил, что для «субсидиарки» достаточно косвенных доказательств

Также, по словам Войзбуна, суд апелляционной инстанции «справедливо высказался», что перевод 30 млн руб. на счет Головачева не является существенной сделкой. «То есть не соблюдается критерий существенности, отсутствуют основания для привлечения к субсидиарной ответственности», – добавил он.

Но тройка судей экономколлегии с этими аргументами не согласилась. После непродолжительного совещания судьи ВС отменили акты апелляционного и кассационного судов. А это значит, что Головачев понесет субсидиарную ответственность по долгам «Торгово-закупочной компании «Синергия».

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий