Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Мосгорсуд взыскал с Минфина и МВД 10 000 руб. в пользу Никиты Костина, который больше полутора лет провел под стражей, прежде чем его освободили и реабилитировали. Получается, один день Костина в СИЗО «стоил» 20 руб. Суды продолжают занижать суммы за незаконный арест в десятки и сотни раз. Единого подхода к оценке тоже нет, показывает судебная практика.

Если уголовное дело завершилось оправдательным приговором или уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования, то пострадавший вправе взыскать имущественный и моральный вред. Размер компенсации полностью зависит от усмотрения суда. Поэтому единой практики нет.

Так, Свердловский районный суд Перми и Пермский краевой суд взыскали с Минфина в пользу подозреваемого, который провел под стражей почти 14 месяцев, компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., или около 3300 руб. в день (№ 33-14608/2019). Суд учел в том числе то, что человек был болен с детства, а в СИЗО его здоровье значительно ухудшилось. Его жена вместе с малолетним ребенком лишилась средств к существованию. Более скромную сумму – 450 000 руб. – получил за девять месяцев под стражей бывший студент колледжа по решению Ильинского районного суда Пермского края. При этом суд учел, что его отчислили с первого курса (№ 2-329/2016, № 33-9548/2016). 

20 руб. или 3 300 руб. в день
присуждают суды за один день в СИЗО

 
 
 
 

Некоторые суды присуждают более низкие компенсации – не сотни, а десятки тысяч рублей. Один человек потребовал 1 млн руб. за незаконное привлечение к ответственности. В отношении него возбудили два уголовных дела, но потом признали, что в его действиях нет признаков составов преступлений. Но Красновишерский районный суд Пермского края оценил моральный вред за это в 90 000 руб. (№ 2-453/2016, № 33-15890/2016). За необоснованную подписку о невыезде Заводский районный суд г. Кемерово присудил выплатить 50 000 руб. (№ 2-181/2019). 

Но больше всех «отличился» Замоскворецкий суд Москвы, решение которого поддержал Московский городской суд (№ 02-3193/2019, № 33-12292/2020), в деле студента Никиты Костина. Его обвинили в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК). Но в итоге прокурор признал, что Костин к преступлению не был причастен, и отказался от обвинения. За студентом признали право на реабилитацию и освободили. Хотя Костин требовал 4 млн руб., в его пользу взыскали всего 10 000 руб. за полтора года в СИЗО, или 20 руб. в день. 

Единственная устоявшаяся тенденция – значительное снижение выплат: 3000 руб. вместо 1,5 млн руб. (№ 2-744/2018), 38 000 руб. вместо 300 000 руб. (№ 2-5326/2017). При этом пострадавшие содержались под стражей. Выходит, что в судебной практике нет четкой зависимости между длительностью сроков преследования и размером компенсаций.

Младший партнер
Адвокатское бюро «ЗКС»

Адвокатское бюро «ЗКС»

Федеральный рейтинг

группа

Уголовное право

49
место
По выручке

Профайл компании

×

Анастасия Лукьянова

«Снижая размер компенсации в десятки раз, суды лишь перечисляют соответствующие нормы гражданского законодательства и никак не мотивируют свои выводы», – отмечает адвокат Алексей Ануфриенко, советник АБ
Казаков и партнеры

Казаков и партнеры

Федеральный рейтинг

группа

Банкротство

группа

Уголовное право

группа

Природные ресурсы/Энергетика

17
место
По выручке на юриста (Больше 30 Юристов)

26-28
место
По количеству юристов

29
место
По выручке

Профайл компании

×

2 000 руб. в день
Компенсация за незаконное содержание в СИЗО от ВС

 
 
 
 

При этом Верховный суд еще в 2018 году присудил в пользу оправданного по уголовному делу 2,3 млн руб. из расчета 2000 руб. за день содержания под стражей. Истца безосновательно обвинили в совершении тяжкого преступления (покушение на убийство) и продержали в СИЗО три года и два месяца (№ 78-КГ18-38). Свою позицию ВС аргументировал практикой Европейского суда по правам человека, который присудил заявителям значительные суммы компенсации морального вреда – от €2000 до €18 000 (например, дело «Ананьев и другие против Российской Федерации» и «Щербаков против Российской Федерации»). «Поэтому размер компенсации из расчета 2000 руб. за один день содержания под стражей следует считать ориентиром при заявлении соответствующих исковых требований», – отметил Ануфриенко.

Практика такова, что получить серьезную компенсацию в судах первой и апелляционной инстанций крайне трудно. Шансы несколько повышаются, если дойти до ВС. Но зачастую последней инстанцией для защиты прав реабилитированных остается ЕСПЧ.

Евгений Розенблат, адвокат МКА
Князев и партнеры

Князев и партнеры

Федеральный рейтинг

группа

Уголовное право

×

Адвокат адвокатской конторы
Бородин и Партнеры

Бородин и Партнеры

Региональный рейтинг

группа

Уголовное право

группа

Банкротство

группа

Налоговое консультирование и споры

группа

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа

Арбитражное судопроизводство

×

Ольга Туренко считает необходимым на законодательном уровне определить критерии размера компенсации морального вреда. «Судебный акт выносится от имени государства, он не должен полностью зависеть от субъективного мнения судьи. Иначе в практике будет неравенство по этой категории дел», – объясняет Туренко. С 2019 года на рассмотрении Госдумы был Законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование». Он предлагает установить 15 000 руб. в день в качестве минимального размера компенсации за незаконное заключение под стражу и лишение свободы, а также не менее 5000 руб. в день за незаконные меры пресечения, не связанные с изоляцией от общества. Но законопроект получил отрицательное заключение правительства и оказался в архиве.

Как добиться возмещения

При определении размера компенсации суды учитывают степень и характер физических и нравственных страданий, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и другие обстоятельства (п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 № 17).

Поэтому при подготовке искового заявления нужно:

    подробно, детально и убедительно раскрывать характер, объем и длительность причиненных нравственных страданий. «Зачастую суды ждут от истцов конкретных доказательств причинения им морального вреда, хотя в силу закона нравственные и физические страдания при незаконном уголовном преследовании являются общеизвестным фактом и не требуют доказывания», – говорит Ануфриенко;описать личность истца. Например, сведения о том, что он раньше работал и никогда не привлекался к уголовной ответственности;составлять и приобщать письменные объяснения по каждому спорному обстоятельству;описывать, как уголовное преследование повлияло на жизнь и здоровье истца и его близких. «И без канцелярщины», – добавляет Розенблат;приобщать по максимуму медицинские документы;использовать свидетельские показания. При необходимости приобщать протоколы опросов, проведенных адвокатом в порядке пп. 2 п. 3 ст. 6 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре;добавить ссылки на нормы международного права и практику ЕСПЧ.

Чтобы добиться максимальной выплаты, надо доказать, что незаконное заключение под стражу помешало человеку содержать тех, кто находится на его иждивении: детей, нетрудоспособных родителей и т. д.

Алексей Добрынин, управляющий партнер санкт-петербургского офиса Pen & Paper

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий