Высшая квалификационная коллегия судей рассмотрела дисциплинарное дело зампреда АСГМ Ольги Александровой. Судью обвинили в том, что она оказывала давление на коллегу и предлагала ей деньги за обеспечение нужного решения по делу. Александрова попыталась объяснить происходящее карьерными амбициями другой судьи и местью председателя, но ВККС все же оставила ее без мантии.

В мае 2019 года Лидия Агеева, судья АСГМ, председатель седьмого судебного состава, обратилась в столичное управление Федеральной службы безопасности. Она заявила, что зампред суда Ольга Александрова оказывает на нее давление. Для проверки этого факта 25 июля 2019 года Президиум ВККС образовал специальную комиссию. Ее возглавил Александр Сбоев.

«60» за нужный результат

Комиссия ВККС сперва встретилась с Агеевой. Та рассказала, что в середине мая 2019 года зампред суда Ольга Александрова пригласила ее в свой рабочий кабинет. Разговор зашел о деле № А40-311994/2018 по иску ООО «Мытищинский пластик» к ПАО Банк «Траст», которое находилось в производстве судьи Марины Огородниковой. Александрова попросила Агееву повлиять на решение по этому делу и дала понять, что достижение необходимого результата будет вознаграждено. 

Судьи ВККС лишила судью Хахалеву мантии

Через некоторое время они встретились вновь. В этот раз Александрова, по словам Агеевой, написала на листке бумаги размер вознаграждения за достижение нужного результата: «60». В ВККС предположили, что речь шла не о рублях.

Все эти разговоры судья Агеева записала на свой телефон и эту запись предоставила как ФСБ, так и председателю суда Николаю Новикову. Затем запись изучили и в ВККС. В результате проверки комиссия пришла к выводу, что действия Александровой противоречат положениям закона о статусе судей и Кодекса судейской этики, направлены на грубое нарушение прав одной из сторон по спору и ущерб для репутации самой судьи и всей судейской системы. По мнению комиссии, в действиях Александровой содержатся признаки дисциплинарного проступка, заявил Сбоев.

А судья Огородникова тем временем отказала в удовлетворении иска ООО «Мытищинский пластик». Решения были оставлены без изменения в апелляции и кассации.

«Никакого давления не могло быть»

Сама Александрова заявила, что беседовала с Агеевой на личные темы, но никогда не просила ее повлиять на судебное решение. При прослушивании записей Александрова подтвердила, что это ее голос, и не заявила, что записи смонтировали или сфальсифицировали.

«Мой разговор с Агеевой имел совершенно другой смысл, никакого давления быть не могло, поскольку Агеева не являлась судьей по этому делу», – заявила Александрова.

Она также поставила под сомнение законность записи, которую сделала Агеева. «Мы являемся юристами и прекрасно понимаем, что запись судьи судьей выходит за пределы правового регулирования и находится за пределами правового поля. У Агеевой большой стаж работы и в качестве судьи, и в качестве председателя состава, но она целенаправленно стремится к карьерному росту. По моей информации, она подала заявление на вакансию зампреда АСГМ», – сказала зампред АСГМ. Агеева умышленно идет на незаконные действия в отношении руководства суда, заявила Александрова.

По словам Александровой, Агеева уже обращалась к «грязным методам работы» (цитата) в 2012 году, когда пожаловалась на одного из судей, но тогда информация, которую она предоставила, не подтвердилась. Правда, Александрова не объяснила, что это был за судья и кто проводил проверку. 

«Вдумайтесь, какой опасный прецедент может породить произошедшее. Начнется массовая запись разговоров судей, будет их вольная трактовка без суда и следствия».

Зампред АСГМ также назвала «выдуманным и безусловно ложным» аргумент о том, что она предлагала Агеевой деньги.

«Криминал в чистом виде»

Тем временем из Следственного комитета и Генпрокуратуры поступили документы, подтверждающие, что в отношении Александровой неоднократно, пять раз, отказывались возбуждать уголовные дела по разным составам. Но потом эти решения отменили, сейчас проводится дополнительная проверка.

«В решении комиссии говорится, что действия Александровой носят характер уголовно наказуемого деяния, а чтобы вынести решение по этому вопросу, компетенции ВККС недостаточно, это должны делать правоохранительные органы», – заявил адвокат судьи Александр Гофштейн.

По его мнению, действия ВККС по рассмотрению вопроса о дисциплинарном проступке до того, как по этому делу примут решение следователи, могут рассматриваться как покушение на воспрепятствование предварительному расследованию по ст. 294 УК. «Это в чистом виде криминал», – заявил адвокат.

Установление этих обстоятельств является исключительной прерогативой следственных органов, заявил Гофштейн.

Он также обратил внимание ВККС на расхождения в показаниях Агеевой. 

«Вам было доложено, что судья АСГМ Агеева обратилась в ФСБ с заявлением о том, что на нее оказывается давление». По его словам, в материалах дела, с которым он ознакомился, есть информация о том, что Агеева сама никуда не обращалась. «Она сама об этом сказала: «Меня вызвали в ФСБ, задали пару вопросов, а у них уже имелась аудиозапись моих разговоров с Александровой». Она же сказала, что единственное лицо, которому Агеева дала запись, – это председатель суда Новиков. Который тоже никуда не обращался и никому запись не передавал», – заявил адвокат.

По его словам, Агеева и Александрова разговаривали один на один. «И откуда тогда у ФСБ запись разговора? – задался вопросом он. – Это значит, что ФСБ прослушала разговоры в кабинете судьи без законных оснований. Именно эти незаконные действия, а не обращение Агеевой повлекли запрос ФСБ в ВККС. Но это обращение является нелегитимным. При таких данных все последующие действия по проверке нелегитимного материала являются незаконными и должны остаться без последствий».

«Ты с ней поговори. Я не буду пока людям отказывать»

На заседании ВККС зачитали и расшифровку разговоров, которые состоялись между Александровой и Агеевой. Зампред АСГМ завела речь про судью Огородникову, рассказала Агеевой, что «Мытищинский пластик» – это «какая-то наша, государственная контора», поинтересовалась, «как там с вариантами».

– А зачем вы с Агеевой обсуждаете судью Огородникову? – поинтересовались в ВККС.
– Я не готова отвечать на этот вопрос, – ответила Александрова.

Судьи ВККС лишила судью Хахалеву мантии

Также в Высшей квалифколлегии обратили внимание на эти слова судьи: «Ты с ней поговори. Я не буду пока людям отказывать. Можем мы, не можем. В апелляции они решат этот вопрос на 100%».

– Что это такое? Каким людям отказывать? – спросил Сбоев.
– Я не готова подтвердить эту фразу, дать комментарий, – ответила Александрова.

Зампред АСГМ считает, что происходящее – «это месть председателя суда и желание уничтожить человека, женщину, работника, профессионала в связи с какими-то другими обстоятельствами». За что ей мстит Николай Новиков, она не уточнила.

Доследственную проверку еще не закончили, напомнила судья. «Сложившаяся ситуация крайне тяжела и невыносима для меня. Сам факт пребывания в квалификационной коллегии уже является для любого судьи тяжелым наказанием. Я вынуждена отстаивать свое доброе имя. Я живу одна и воспитываю троих детей. При вынесении обвинения в мой адрес фактически мои дети будут лишены единственного кормильца», – заявила она. Александрова также напомнила, что работает в судебной системе уже 23 года, за это время рассматривала «значимые и стратегически важные для России» дела. Например, о деприватизации «Башнефти».

Несмотря на это, ВККС признала: в действиях зампреда АСГМ был дисциплинарный проступок. Высшая квалифколлегия досрочно прекратила полномочия Александровой и лишила ее второго квалификационного класса судьи.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий