Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Сейчас есть курсы на любой вкус – от программирования до фотопозирования. Надо только найти сумму для оплаты. Если ее нет, то можно оформить целевой кредит в банке. Закон позволяет и передумать. От услуг можно отказаться и вернуть неотработанную плату. Но можно ли расторгнуть кредитный договор? Клиентка одного из курсов попробовала добиться этого через суд. Первая инстанция ей отказала, потому что не увидела связи обучения с кредитом. Мосгорсуд ее поправил. А эксперт объяснил, почему решение апелляции важно для практики.

Елена Фирсова* решила пройти обучающий курс в модельной школе Iconic. За 160 000 руб. ООО «Иконик» обещало научить желающих фотопозированию, хореографии, ведению блогов и т. д. Чтобы оплатить занятия, Фирсова взяла кредит в АО «Кредит Европа Банк» под 20% годовых. Эти деньги банк перечислил напрямую модельной школе.

Спустя три с половиной месяца девушка, так и не приступив к полноценным занятиям, передумала проходить курс. Она потребовала от «Иконика» расторгнуть договор оказания услуг. Деньги модельная школа так и не вернула. А Фирсова подала в суд на ООО «Иконик» и АО «Кредит Европа Банк» (иск есть в распоряжении «Право.ru»). Она потребовала расторгнуть не только договор оказания услуг, но и кредитный договор, который был целевым, то есть она заключила его исключительно для оплаты курсов. Из иска следовало, что сотрудники «Иконика» подготовили все документы для получения займа и вписали в заявление недостоверные сведения о работе клиентки и ее доходах.

Фирсова потребовала от организации порядка 174 000 руб. задолженности по кредиту, включая проценты и неустойку, насчитанные банком. Кроме того, истица потребовала взыскать с компании около 107 000 руб. неустойки, 20 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, а также расходы на оплату юруслуг и штраф за неудовлетворение претензии потребителя в добровольном порядке.

Два суда – два мнения

Рассматривая заявление Фирсовой в 2019 году, Симоновский районный суд Москвы напомнил, что по закону потребитель может отказаться от исполнения договора оказания услуг в любое время и выплатить исполнителю фактические расходы. Положение спорного договора, по которому при расторжении «Иконик» удерживает 20 000 руб. в качестве платы за доступ в личный кабинет ученика, суд признал ничтожным. Такое условие ущемляет права потребителя, решила судья Елена Армяшина.

Практика Кредит оплачен, обида осталась: как наказать банк

Райсуд расторгнул договор оказания услуг, обязал организацию перечислить на счет истицы в АО «Кредит Европа Банк» почти 160 000 руб., а также взыскал с модельной школы около 298 000 руб., включая неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату юруслуг.

При этом расторгать кредитный договор первая инстанция отказалась. Она прислушалась к доводам банка, который настаивал на его сохранении. По мнению организации, кредитный договор – это самостоятельная сделка, не связанная с заключением и исполнением договора оказания услуг: свои отношения с обществом «Иконик» Фирсова могла оформить и без займа, то есть просто оплатить курс за свои деньги. Таким образом, как отмечал банк, расторжение договора оказания услуг не влечет прекращения кредитных обязательств. 

С этим тезисом согласился райсуд. Он отметил, что кредитный договор истица заключила добровольно, со всеми его условиями была согласна, о чем свидетельствует ее подпись. При этом спорные договоры друг с другом не связаны, поскольку преследуют разные цели: в одном случае – получение денег, в другом – получение услуги, указала Армяшина (дело № 02-0183/2020). 

Такой исход не устроил Фирсову. Она обжаловала решение первой инстанции в части нерасторжения кредитного договора в Мосгорсуде. Апелляция встала на сторону девушки, частично отменила судебный акт и расторгла спорный договор, сообщили «Право.ru» адвокат Алексей Михальчик и юрист Константин Зеленин – представители заявительницы. Информацию об этом подтвердили в пресс-службе Мосгорсуда. Мотивировочная часть решения апелляции пока не опубликована (дело № 33-29053/2020).

«Иконик» в судебных заседаниях не участвовал, связаться с ним «Право.ru» не удалось.

Зачем расторгать кредитный договор

О подобных модельных школах, в том числе Iconic, много негативных отзывов в интернете. Всем, кто туда пришел, якобы прочат модельную карьеру и описывают отличные перспективы (независимо от роста, возраста и внешности). Потом предлагают заключить договор. А если у человека нет с собой 120 000 руб., то тут же оформляют кредит. Как написано в одном из отзывов, сотрудники Iconic «приписали» 18-летнему неработающему юноше зарплату в 85 000 руб. в стрип-баре.

На следующий день человек понимает, что идти на поводу не стоило, но долг за ним уже числится. В таких случаях потребителю ничего не остается, кроме как попытаться расторгнуть договор.

Недостаточно расторгнуть только договор оказания услуг. Суд обяжет исполнителя вернуть деньги, но такие компании обычно существуют всего несколько месяцев. Взыскать с них средства практически невозможно, а кредит возвращать все равно придется.

Алексей Михальчик, адвокат

Очевидно, что банки поддерживают такой исход и настаивают, что кредитные обязательства нельзя ставить в зависимость от судьбы основного договора, поясняет Зеленин. «Подобный вывод можно отыскать и в решении Симоновского райсуда. Но это фактически лишает потребителя возможности защитить свои права», – добавляет эксперт.

Позиция же Мосгорсуда, по его словам, кардинально меняет ситуацию: при расторжении кредитного договора банку остается требовать перечисленные по нему деньги не с потребителя, а с исполнителя услуг (как неосновательное обогащение). 

Формально и у истицы есть право потребовать с ООО «Иконик» перечислить на ее счет стоимость курса, поскольку решение первой инстанции в этой части апелляция оставила в силе. «В этом смысле Мосгорсуд поступил справедливо. «Иконик» полностью отказался от участия в процессе, а потому должен нести риски своего недобросовестного поведения», – комментирует Михальчик. Впрочем, реализовать свое право взыскания с «Иконика» девушка вряд ли сможет, поскольку фирмы де-факто уже не существует, добавляет адвокат.

«Практикообразующее решение»

В основу решения апелляции могла лечь ст. 451 ГК (расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств), предполагает председатель КА
Адвокаты и Бизнес

Адвокаты и Бизнес

Федеральный рейтинг

группа

Уголовное право

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

9
место
По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов)

22
место
По выручке

×

Дмитрий Штукатуров. Об этом же говорит и Михальчик, замечая, что апелляционная жалоба содержала ссылку на эту норму: «Скорее всего, суд внял нашему доводу о существенном изменении обстоятельств».

Такого же мнения относительно возможной аргументации суда придерживается и Виктория Большагина из КА
Юков и Партнеры

Юков и Партнеры

Федеральный рейтинг

группа

Банкротство

группа

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

группа

Уголовное право

группа

Экологическое право

8
место
По количеству юристов

14
место
По выручке

20
место
По выручке на юриста (Больше 30 Юристов)

Профайл компании

×

: «Поскольку исполнение договора оказания услуг в части оплаты повлекло заключение кредитного договора, то расторжение договора оказания услуг свидетельствует о существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении кредитного договора». 

Решение Мосгорсуда важно для практики, уверен Михальчик. До этого, по его словам, суды в основном рассматривали договор услуг и договор займа, заключенный для его оплаты, как два вовсе не связанных компонента. Из этого подхода были исключения, но они встречались достаточно редко (например, дела № 33-3736/2015, № 33-24696/2018). О том, что позиция апелляции по делу Фирсовой может повлиять на дальнейшую судебную практику, говорит и Зеленин.

Решение Мосгорсуда дает надежду полагать, что суды первой инстанции (как минимум в столице) будут внимательнее относиться к защите прав граждан, вступающих в отношения с недобросовестными предпринимателями.

Константин Зеленин, юрист

Такой подход согласуется с практикой Верховного суда, который все чаще защищает потребителя (как слабую сторону правоотношений), добавляет Михальчик.

«Нельзя не отметить, что в рассматриваемом деле Мосгорсуд выполнил функцию регулирования гражданского оборота. Банки получили иски, но не получили деньги. Впредь они будут думать, стоит ли вообще иметь дела с такими организациями, которые ненадлежаще ведут бизнес», – замечает адвокат.

* – имя и фамилия участника процесса изменены редакцией.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий