Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

По статистике, каждая пятая российская компания, которая стала жертвой экономических преступлений, потеряла больше $1 млн. Что угрожает бизнесу изнутри и извне? Невнимательность сотрудников, нарушения со стороны госорганов или коррупция контрагентов и менеджмента — всё это может привести к тому, что бизнес в лучшем случае лишится активов, а в худшем — полностью закроется. Что делать, чтобы этого не допустить, как выявить нарушения и выйти из ситуации с наименьшими потерями, разобрались эксперты на конференции «Право.ру» «Корпоративная безопасность, форензик и корпоративные конфликты».

Угрозы бизнесу: изнутри и снаружи

Обычный набор рисков для бизнеса за последние годы не изменился: это мошенничество, коррупция и информационная безопасность. Но оценка и приоритезация рисков могут варьироваться. На фоне пандемии и кризиса происходящий рост числа просрочек по кредитам и банкротств неизбежно приводит к переделу собственности, отметил Ашот Серопян, управляющий партнер Rights Business Standard.

Практика Операции с иностранцами, картели и долги: за что сажают топ-менеджмент

Он указал на угрозы, которые сегодня стали основными — хотя и не всегда очевидными для компаний. С первой можно столкнуться при кредитовании. Этот на первый взгляд безобидный инструмент при ближайшем рассмотрении может оказаться опасным в силу ряда условий кредитного договора — например, возможности потребовать досрочного возврата кредита и взыскания предмета залога в упрощенном порядке. Банк максимально защищает свои интересы при сделке, и всё структурирование происходит так, чтобы иметь возможность быстро и без суда обратить взыскания на активы, предупреждает Серопян. Это может привести к их потере.

Второй актуальный сегодня риск для бизнеса — контролируемое банкротство. Само по себе введение процедуры банкротства не следует трактовать как конец бизнеса, но необходимо предпринять ряд действий, которые позволят избежать злоупотреблений. В числе последних могут оказаться и попытки пересмотреть кандидатуру арбитражного управляющего, и контролируемые торги, и подача заявления о банкротстве как самостоятельное основание досрочного возврата кредита.

Для защиты от этих инструментов нужен комплексный подход к ситуации — не только юридический аспект или информационная защита, но и финансовая защита, и снижение возможности таких действий — действия на опережение.

Ашот Серопян, управляющий партнер Rights Business Standard

Еще одна угроза бизнесу — коррупция. Бороться с ней компаниям помогает тщательно выстроенная система комплаенса, указала Арина Сабитова, заместитель директора департамента защиты активов (комплаенс), Ростелеком. Подробно о том, как правильно выстроить эту систему, юристы обсуждали на отдельной посвященной этому вопросу конференции. Сабитова, основываясь на опыте компании, выделила три основных момента, без которых система не будет работать в полную силу. Первое — это "тон сверху", или отношение к вопросу руководителей: "Если руководство не заинтересовано в комплаенсе, история никогда не будет успешной и эффективной даже если комплаенс-подразделение возглавляет сильный лидер". Другой важный принцип — неотвратимость наказания за нарушения. Это не обязательно предполагает репрессивные меры, но реакция должна обязательно следовать за нарушением и быть очевидной для коллектива. Реакцией может быть и разговор, и обучение, а при необходимости — взыскание. Анна Воронкова, директор по правовым вопросам и комплаенсу Roche Diagnostics, согласилась с коллегой и также указала еще один значимый для эффективного комплаенса момент — участие сотрудников в создании правил, которым они же и следуют.

В этом сюжете

    Мошенники: как они влияют на бизнес и что с ними делать
    24 июля, 19:14

Еще один значимый фактор, без которого вряд ли удастся обойтись сегодня в комплаенс-системе — автоматизированный контроль. Но следует помнить, что технические средства далеко не всегда могут предотвратить утечку данных, предупреждает Александр Хегай, ex-советник по вопросам соблюдения законодательства и бизнес-этике 3М Россия и СНГ; член Академического совета магистерской программы «Комплаенс и профилактика правовых рисков в корпоративном, государственном и некоммерческом секторе» НИУ ВШЭ. По приведенной им статистике в большинстве случаев причина утечки данных связана с внутренними нарушениями — на ситуации, когда информация уходит от сотрудников, по разным оценкам, приходится от 55,6% до 82% случаев утечек. Это могут быть сотрудники любого уровня. Самый частый случай — разговоры с доверенным кругом людей, другая распространенная причина — фишинг или разговоры по телефону. Один из новых способов, применяемых для получения нужных данных — социальная инженерия.  Самой эффективной защитой во всех этих ситуациях будет так называемая антропогенная защита, говорит Хегай: сотрудники компании должны понимать, что можно, а что запрещено, и видеть риски для себя и компании.

Елена Габдулхаева, директор по корпоративному управлению, правовым и имущественным вопросам Юнипро, поделилась опытом в организации совместной работы подразделений служб безопасности, HR, комплаенса и аудита. При этом она отдельно осветила проблему компаний, работающих в небольших населенных пунктах. В такой ситуации бизнес неизбежно сталкивается с потенциальным конфликтом интересов, поскольку в бизнесе зачастую работают целые династии, и избежать этого нельзя из-за отсутствия других кадров. В такой ситуации подразделениям, которые должны исключить комплаенс-риски, приходится научиться противопоставлять и разделять умышленный и династийный конфликт интересов, отметила Габдулхаева. Чтобы реализовать это на практике, компания анализировала всю структуру персонала и выявляла родственные связи, в ряде подразделений разводя родственников по разным отделам, определяла варианты урегулирования ситуации, а также разработала кадровый резерв, который позволял прозрачно принимать решения в сфере назначений на должности и объективно оценивать кандидатов независимо от их родственников в компании.

Форензик: расследование для бизнеса

Другой значимый аспект для безопасности бизнеса — возможность быстро и своевременно провести расследование, касающееся потенциальных или уже наступивших проблем компании. По статистике, основную часть экономических преступлений в компаниях раскрывают, привлекая внешние форензик-агентства. В России таких — 56%, а на глобальном уровне — 52%. В форензик-компаниях бизнес привлекает опыт работы с большими массивами данных и беспристрастность оценки.  

По словам Дениса Королёва, партнера и руководителя практики форензик в СНГ компании "большой четверки" EY, в 90% случаев данные расследования предоставляются заказчику – например, собственник бизнеса, учредитель, топ-менеджмент или акционер.

Чаще всего с материалами расследования не идут в суд. 

Полученный отчёт становится рычагом давления, который позволяет компании решить вопрос с нарушителем без привлечения суда и правоохранительных органов.

Денис Королёв, партнер и руководитель практики форензик в СНГ компании EY

Вахтанг Федоров, партнер, руководитель уголовно-правовой практики ЮФ
Art de Lex

Art de Lex

Федеральный рейтинг

группа

Антимонопольное право

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Природные ресурсы/Энергетика

группа

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа

Банкротство

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

группа

Финансовое/Банковское право

×

, указал, что форензик для компаний оказывается удобнее обычного уголовного процесса: он гораздо меньше формализован и регламентирован, например, форензик-специалисты не связаны процессуальными сроками.

Форензик-процедуры можно регулировать с учетом внутренних корпоративных интересов в отличие от уголовного процесса, где у представителей бизнеса возможности регулирования практически отсутствуют: полномочия находятся в руках представителей государства. И если для бизнеса часто достаточно выявить уязвимую связку внутри фирмы и ограничиться, например, увольнением, то в рамках уголовного процесса задача — привлечение к ответственности со всеми негативными последствиями.
Но сегодня как первый способ защиты прав бизнес часто использует именно уголовно-правовой способ.

Вахтанг Федоров, партнер, руководитель уголовно-правовой практики ЮФ Art de Lex

При этом надо помнить, что то, как будут использоваться данные отчета, надо согласовать "на берегу" возможность раскрытия информации на стадии следствия, в том числе судебного следствия, — в противном случае, может оказаться, что отчёт с нужными для компании-заказчика результатами по условиям форензик-агентства нельзя будет использовать при обращении в правоохранительные органы и суд, и весь труд фактически будет обесценен, предупреждает Константин Астафьев, адвокат, партнер АБ
КИАП

КИАП

Федеральный рейтинг

группа

Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)

группа

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа

ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование

группа

Интеллектуальная собственность

группа

Комплаенс

группа

Налоговое консультирование

группа

Страховое право

группа

Уголовное право

группа

Антимонопольное право

группа

Банкротство

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Международный арбитраж

группа

ТМТ

группа

Трудовое и миграционное право

группа

Финансовое/Банковское право

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

Профайл компании

×

. Чтобы не лишиться доказательной базы, он рекомендует уже на первичной стадии прибегать к адвокатскому опросу — при наличии подписанных документов будет сложнее отказаться от дачи показаний или похода в суд впоследствии.

Корпоративные конфликты: зона риска

Одна из самых больших опасностей для бизнеса — корпоративные конфликты. Причина конфликтов — в экономических интересах сторон, юридический аспект влияет скорее на форму конфликта, отметил Максим Стрижак, управляющий партнер, ЮГ
Стрижак и партнеры

Стрижак и партнеры

Федеральный рейтинг

группа

Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market)

группа

Банкротство

×

. Он проанализировал последние громкие дела о корпоративных конфликтах, рассмотренные судами, и выделил основные актуальные на сегодня позиции судов в этой области.

Наталья Касаткина,  адвокат АБ
S&K Вертикаль

S&K Вертикаль

Федеральный рейтинг

группа

Управление частным капиталом

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

группа

Банкротство

группа

Семейное/Наследственное право

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

8
место
По выручке на юриста (Больше 30 Юристов)

20
место
По выручке

26-28
место
По количеству юристов

Профайл компании

×

, рассказала о тенденциях в рассмотрении споров о корпоративных конфликтах. Первое, на чем можно акцентировать внимание — увеличение свободы выбора способа защиты нарушенных прав, отметила она. Второй тренд  -отход судов от формальных подходов при разрешении дел: в корпоративных конфликтах ищут конечных бенефициаров, истинную цель сделки и так далее. Тренд характерен не только для корпоративных споров, но и для судебной практики в целом, полагает Наталья Касаткина. Третье новшество, применяемое судами, заключается в том, что отсутствие прямой нормы в законе — больше не проблема для того, чтобы защитить свои права.

Игорь Мельников, советник КА
Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры

Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры

Федеральный рейтинг

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

группа

Международный арбитраж

группа

Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа

Антимонопольное право

группа

Банкротство

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

группа

Природные ресурсы/Энергетика

группа

Уголовное право

группа

Трудовое и миграционное право

×

, объяснил, как защитить миноритариев в корпоративных конфликтах и перечислил недобросовестные практики мажоритариев. Антон Аважанский, глава практики финансовых расследований и сопровождения споров Alvarez & Marsal, объяснил, как сохранить акционерную стоимость в ситуации корпоративного конфликта, сосредоточившись на бизнес-стороне конфликта. В основе каждого конфликта — кризис доверия, отметил Аважанский.

"Конфликт — это игра с нулевой суммой, может оказаться, что победителям уже незачем побеждать", — говорит Аважанский. 

Нужна база для доверия обеих сторон, а также, поскольку акционерная стоимость компаний в ходе конфликта и в результате действий сторон размывается, надо остановить размытие, пресечь вывод средств, поддерживать деятельность в нормальном режиме, поставить на место менеджмент. 

Это доверие может создать временное правление.

Антон Аважанский, глава практики финансовых расследований и сопровождения споров Alvarez & Marsal

Временный управленец помимо управленческих компетенций (и репутации) должен обладать смелостью, и классические консультанты не очень подходят на эту роль, отмечает Аважанский. Но позитивные примеры успешного временного менеджмента есть, и их число растет, уверен он.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий