Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Руководитель компании утвердил мировое соглашение, но на тот момент его бизнес уже находился в процедуре наблюдение. Поэтому для утверждения «мировой» нужно было получить согласие внешнего управляющего, указал Арбитражный суд Московского округа. В другом июльском деле кассационный суд отменил решение нижестоящих инстанций, которые отказались привлекать бывших руководителей проблемного банка к субсидиарной ответственности. А еще суд округа разрешил кредиторам оспаривать решения о ликвидации их должников, чтобы не допустить банкротства по упрощенной процедуре.

Оспорить ликвидацию общества

Компании, находящиеся в процессе ликвидации, банкротятся по упрощенной процедуре, которая может усложнить кредиторам получение денег.

7 февраля в отношении компании «Лотос-Столица» возбудили производство по делу о несостоятельности (№ А40- 22043/2019). 25 февраля единственный участник «Лотос-Столицы» принял решение о добровольной ликвидации общества, а уже 4 марта налоговая служба внесла запись о добровольной ликвидации в ЕГРЮЛ. Кредитор общества, «Жировой комбинат», попробовал оспорить решение о ликвидации общества – потому что оно «направлено исключительно на установление упрощенной процедуры банкротства «Лотос-Столица» как ликвидируемого должника». 

АСГМ и 9-й ААС решили, что у кредитора нет права обжаловать подобное решение, ведь он не является участником общества. С этим не согласились судьи АС Московского округа: по их мнению, кредитор правильно подал иск. Иначе может нарушиться «баланс интересов участников процесса при принудительной ликвидации должника» (дело № А40-195429/2019).

Мировое соглашение без согласия

Иногда для заключения мирового соглашения, помимо воли двух сторон, нужно одобрение и других лиц. В конце ноября 2019 года в деле № А40-128101/2016 компании «Техноресурс» и «Арт Строй» заключили мировое соглашение, а суд его утвердил. Но с сентября того же года в «Арт Строе» ввели наблюдение, а в начале 2020 и вовсе начали конкурсное производство.

Поэтому конкурсный управляющий решил оспорить определение АСГМ об утверждении мирового соглашения. И успешно сделал это в окружном суде, который указал: после введения процедуры наблюдения полномочия руководства компании ограничиваются, и они уже не вправе самостоятельно принимать решения о «мировой» с процессуальным оппонентом. Для такого решения нужно одобрение временного управляющего. Также суд должен проверять, не нарушают ли условия мирового соглашения законные интересы других кредиторов.

Ошибка в квалификации

Не всегда истцу удается правильно квалифицировать заявленные требования, но это не повод не рассматривать его иск, напомнил АС Московского округа в деле № А40-283143/2019.

Конкурсный управляющий обществом «Альянс-Агро» решила оспорить сделку купли-продажи имущества между компаниями «Финансовое партнерство» и «Радогощ». Заявитель был уверен, что продавец, «Финансовое партнерство», безосновательно распорядился его имуществом. Поэтому он попросил суд признать договоры недействительными и обязать «Радогощ» возвратить имущество в собственность «Альянс-Агро».

Практика ВС рассказал, когда суд исправит реестровую ошибку

Апелляционный суд решил, что заявитель избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права. Управляющему следовало обратиться за истребованием имущества из чужого незаконного владения, указали в 9-м ААС. Но окружной суд, куда обратился с жалобой управляющий, указал, что арбитражный суд при рассмотрении иска не связан лишь той правовой квалификацией требований, которую дал истец. Суд должен рассматривать иск исходя из его фактических обстоятельств. А решение о том, какие именно нормы права нужно применить, должен принимать именно суд, а не автор иска или жалобы.

«Отказ в иске в связи с ошибочной квалификацией недопустим, поскольку не обеспечивает разрешение спора, определенность в отношениях сторон, соблюдение баланса их интересов, не способствует максимально эффективной защите прав и интересов лиц, участвующих в деле», – подчеркнул суд округа.

Проверить за арбитром

Чтобы включиться в реестр кредиторов, нужно сперва доказать наличие долга. А ведь в банкротстве применяются повышенные стандарты доказывания, и иногда для подтверждения задолженности не хватит даже документа с печатью и подписью. 

Так, в банкротном деле ЗАО «ВО Внешторгбизнес» (№ А40-283157/2018), один из кредиторов, общество «АМР», подтвердил задолженность с помощью решения третейского суда. Суд включил требование в реестр, но другие кредиторы с этим не согласились. АС Московского округа удовлетворил их жалобы. Окружной суд выяснил, что ни в одном из споров, в которых рассматривался вопрос о наличии долга, кредиторы должника не участвовали – они не были участниками третейского разбирательства, не принимали участия и в деле по заявлению о выдаче исполнительного листа. «В такой ситуации арбитражный суд должен был обеспечить этим кредиторам эффективное средство судебной защиты конкурсной массы путем полного и всестороннего установления относящихся к основной задолженности обстоятельств», – указали в суде округа.

Кроме того, окружной суд указал: если кредиторы заявляют о нарушении принципов независимости и беспристрастности третейского суда, то нужно истребовать материалы дела из третейского суда и изучить их, чтобы проверить доводы заявителей. Это сделано не было, поэтому спор направили на новое рассмотрение.

«Субсидиарка» для бывших руководителей банка

Кредиторы и управляющие пытаются привлечь к субсидиарной ответственности ответственности как можно больше людей – так больше вероятность, что получится взыскать деньги хоть с кого-то. В деле о банкротстве «КБР банка» (№ А40-3844/2016) к «субсидиарке» решили привлечь трех менеджеров, которые в разное время занимали должность председателя правления банка. Одному из них не повезло: Сергей Крылов оказался на этой должности в момент отзыва лицензии, а кроме того, выдал крупные ссуды техническим заемщикам. Поэтому его привлекли к ответственности.

Практика Как выигрывать споры по «субсидиарке»: финансово-экономическая экспертиза в помощь

Двое других управленцев, Андрей Бабенышев и Рафис Яхин, занимали должность до Крылова. Суды указали, что ухудшение финансового положения банка произошло в результате сделок, которые совершил Крылов. Поэтому экс-руководители не должны отвечать по обязательствам перед кредиторами. 

АС Московского округа обратил внимание, что нижестоящие инстанции сделали и другой вывод – о том, что проблемы у банка продолжались на протяжении двух лет до отзыва лицензии, а скрывать их удавалось лишь с помощью предоставления неправильной отчетности. При таких обстоятельствах окружной суд направил вопрос о привлечении экс-руководителей к «субсидиарке» на новое рассмотрение.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий