Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов

Женщина плохо себя почувствовала и вызвала скорую. Врачи посоветовали обратиться к терапевту и уехали. На следующий день ей стало хуже. Вторая бригада диагностировала инсульт и отвезла пациентку в больницу. Там она скончалась через неделю. Ее сын был уверен, что в этом виноваты врачи, которые не увезли мать сразу. Он подал в суд на больницу и потребовал 2 млн руб. компенсации морального вреда. Хотя в деле было два заключения, которые подтвердили ошибку медиков, суды отказали. ВС направил дело на пересмотр.

В больницу берут не сразу

По закону ответственность за вред пациенту врач несет лишь в том случае, когда доказана прямая причинно-следственная связь между действиями медика и смертью больного. При этом подтвердить такие обстоятельства порой бывает сложно, утверждает Мария Бояринцева из
Адвокатское бюро «А2»

Адвокатское бюро «А2»

Федеральный рейтинг

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market)

группа

Управление частным капиталом

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

Профайл компании

×

.

С этим и столкнулись близкие жительницы Дзержинска Анны Ильиной*. В Рождество 2013 года пожилая женщина почувствовала себя плохо. Дети вызвали матери скорую. Приехавшая бригада не стала измерять температуру и делать кардиограмму, а лишь констатировала «острое нарушение мозгового кровообращения». Врачи передали информацию в поликлинику по месту жительства и посоветовали Ильиной обратиться к участковому терапевту. Утром следующего дня женщине стало хуже, поэтому она опять набрала «03». Другой фельдшер диагностировал инсульт и решил госпитализировать Ильину. В больнице та пролежала чуть меньше недели и скончалась.

Поиск виновных приводит в суд

Сергей Ильин*, сын умершей, начал писать жалобы во всевозможные ведомства, чтобы найти виновных в смерти матери. В Дзержинской больнице скорой помощи провели врачебную комиссию, которая признала ошибкой отказ в госпитализации. Главврач сделал подчиненным замечание. А спустя два года в больнице начались внеплановые проверки со стороны регионального управления Росздравнадзора и Минздрава Нижегородской области. Все проверяющие признали нарушением бездействие медиков.

Коронавирус Минздрав: апрельские выплаты работающим с COVID-19 медикам завершены

Более того, на эту тему подготовил заключение ведущий кардиолог региона Николай Боровков, профессор и внештатный эксперт Росздравнадзора. Он подчеркнул, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность «оказать адекватную помощь больной с острым нарушением мозгового кровообращения в стационаре». 

В 2016 году Ильин обратился в суд и потребовал взыскать с Дзержинской больницы скорой помощи 2 млн руб. компенсации морального вреда из-за смерти своей матери. По ходатайству истца суд назначил судмедэкспертизу в «Кировском областном бюро СМЭ», чтобы установить причинно-следственную связь между действиями медиков и смертью больной. Специалисты указали, что точную причину смерти покойной можно установить лишь при патолого-анатомическом исследовании трупа, которое никто не проводил. В то же время эксперты признали, что бригада медиков оказала помощь с недостатками: не сделала ЭКГ, не измерила температуру и не повезла в больницу. Тем не менее даже без учета этих ошибок женщина вряд ли бы выздоровела, учитывая сопутствующие заболевания, такие как нездоровое сердце и гипертонию, говорилось в выводах экспертизы. Выводы профессора Боровкова об ошибках медиков тоже приобщили к делу.

Ссылаясь на выводы экспертов, первая инстанция отказала заявителю. Апелляция оставила решение без изменений. Суды сослались на отсутствие связи между ненадлежащим оказанием медпомощи и смертью (дело № 33-9745/2016).

Свою невиновность должны доказать врачи

Тогда Ильин пожаловался в Верховный суд. ВС рассмотрел его жалобу и отметил, что нижестоящие инстанции напрасно обязали истца доказывать ошибку врачей и ее причинно-следственную связь со смертью пациентки.

Коронавирус Состав для медика: что грозит врачу с коронавирусом

Судьи ВС подчеркнули, что Ильин представил все необходимые доказательства, которые дают ему право требовать компенсацию морального вреда: замечание главврача, который признал ошибку своих подчиненных, и заключение Боровкова. А вот Дзержинская больница не привела никаких аргументов, которые бы подтвердили невиновность врачей в случившейся трагедии, заметила судебная коллегия по гражданским делам ВС (дело № 9-КГ20-5).

Кроме того, ВС обратил внимание на то, что выводы судебной экспертизы первая инстанция не оценила в совокупности с заключением профессора Боровкова. Хотя тот установил, что из-за несвоевременной госпитализации медики упустили возможность «оказать адекватную помощь больной в стационаре».

Поэтому тройка судей ВС под председательством Людмилы Пчелинцевой посчитала, что нижестоящие суды неправомерно отказали истцу. Все акты по этому делу отменили, а спор направили на новое рассмотрение в апелляцию (пока еще не рассмотрено).

Эксперты: акт врачебной комиссии дает большие шансы истцу

Игорь Соколов, старший юрист
CMS Russia

CMS Russia

Федеральный рейтинг

группа

Трудовое и миграционное право

группа

Фармацевтика и здравоохранение

группа

Финансовое/Банковское право

группа

Антимонопольное право

группа

ГЧП/Инфраструктурные проекты

группа

Интеллектуальная собственность

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Налоговое консультирование

группа

Природные ресурсы/Энергетика

группа

Страховое право

группа

ТМТ

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

14
место
По количеству юристов

×

, оценивая дело, обращает внимание на акт врачебной комиссии, где отказ в госпитализации назван ошибкой. «Это довольно редкий случай, когда медицинская ошибка может быть убедительно доказана», – считает юрист. По его словам, объективно трудно доказать врачебную ошибку в отношении пожилого человека, имеющего, как правило, ряд хронических заболеваний. И здесь важно экспертное мнение, потому что суды стараются не полагаться только на свое усмотрение. «Поэтому решение комиссии, подтвердившей врачебную ошибку, должно служить убедительным доказательством для суда», – говорит Соколов.

По словам эксперта по медицинскому праву Алины Чимбиревой, директора Melegal, в подобных случаях родственник умершего вправе обратиться в территориальный орган Росздравнадзора с жалобой на действия врачей. Ведомство устраивает внеплановую проверку медучреждения, по итогам которой составляется акт. Этот документ и будет одним из доказательств для подтверждения морального вреда, говорит юрист.  

Нужно учитывать и то, что в таких делах судебно-медицинская экспертиза не имеет заранее установленной силы. Ее необходимо оценивать вместе с остальными доказательствами, подтверждает выводы ВС Чимбирева. 

Для врачей и медучреждений подобные дела значат не только финансовые, но и репутационные риски. Поэтому нужно вовремя фиксировать обстоятельства, которые «вне зоны влияния врача». Например, пациент принимает препараты без назначения врача, нарушает рекомендации, несвоевременно обращается за помощью или раньше его лечили неправильно.

Игорь Соколов, старший юрист
CMS Russia

CMS Russia

Федеральный рейтинг

группа

Трудовое и миграционное право

группа

Фармацевтика и здравоохранение

группа

Финансовое/Банковское право

группа

Антимонопольное право

группа

ГЧП/Инфраструктурные проекты

группа

Интеллектуальная собственность

группа

Коммерческая недвижимость/Строительство

группа

Налоговое консультирование

группа

Природные ресурсы/Энергетика

группа

Страховое право

группа

ТМТ

группа

Корпоративное право/Слияния и поглощения

14
место
По количеству юристов

×

В жизни случаются самые разные ошибки бригад скорой помощи. Порой фельдшеры констатируют биологическую смерть ещё живому человеку, как это сделала три года назад в Тобольске врач Антонина Василькова. Она могла и должна была провести реанимационные мероприятия, потому что пациентка была в состоянии клинической смерти. Но Василькова диагностировала смерть, а когда ошибка вскрылась, попыталась подделать карту вызова медпомощи. Ее судили за неоказание должной медпомощи больному (ст. 124 УК) и приговорили к двум годам лишения свободы условно.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

Источник: pravo.ru

Добавить комментарий